Тема: Инструкция по охране труда для коменданта учебного корпуса


Сообщений в темe: 9

А много ли стоило труда помочь молодому офицеру из горцев. Он дал указание, и просьба Гайтова была тут же удовлетворена, А вскоре Гайтов, впоследствии полковник русской Инструкции по охране труда для коменданта учебного корпуса, главный пристав Осетии, поселился на облюбованных им землях с четырьмя семействами своих родственников. Спустя некоторое время, он пригласил в аул «осетин Амзора, Созрука, Мулдара и Кулаевых». Следовательно, в 1829 году Ардонский аул насчитывал несколько десятков семей, и Пушкин, безусловно, видел это поселение. С южной стороны, примерно в четырех верстах от Владикавказа, тоже жили осетины. Их аул Саурово в 1807-1808 годах посетил русский путешественник Г. Клапрот, Селение Саурово еще в 1771 году наблюдал известный русский ученый, путешественник И. Из документов известно, что Владикавказ вначале назывался Капкайским постом от имени расположенного близ него осетинского аула Капкай. И Пушкин записал в дневнике: «Мы достигли Владикавказа, прежнего Капкая». Он перевел даже это слово с тюркского: «Преддверия гор». Капкай — это и есть Саурово, в Инструкциях по охране труда для коменданта учебного корпуса нетрудно узнать искаженное Дзауг, Заур или Саур. Одним из первых поселенцев Саурово был осетин из аула Нижний Кармадон Дзауг Бугулов. На его родине до сих пор живут рассказы, как Дзауг построил на плоскости дом. Саурово, Капкай, Дзауджикау — это один и тот же аул, располагавшийся примерно в четырех верстах от Владикавказской крепости, на месте нынешнего городского района «Южный». Почти напротив Саурово, на другом берегу Терека, с 1813 года стоял аул Футхуз, нынешний Редант. Пушкина в 1829 году было основание утверждать, что Владикавказ «окружен осетинскими аулами». Не надо забывать, что поэт проезжал и через осетинские аулы Ларе, Коби. И, как вспоминает известный нам Потокский, даже организовал в Кобийском ауле экскурсию, во время которой тщательно осматривал осетинские сакли. Но все же Пушкин впервые наблюдал жизнь горцев, их обряды в другом осетинском ауле. Вспомним строки из «Путешествия в Арзрум», где речь идет об осетинских аулах: «Я посетил один из них и попал на похороны...» Далее следует подробное описание обряда похорон. В эту минуту он сожалеет, что пошел в аул один, без человека, хорошо знающего обычаи осетин. Никто не смог объяснить ему обрядов, хотя с Пушкиным был сопровождающий, возможно, кто-то из гарнизонных офицеров или солдат.




Количество пользователей, читающих эту тему: 7

2 зарегистрированных, 5 гостей

Это видно из того, что объяснить обычаи не могли, но подсказали, что «тело умершего горца должно было быть похоронено в гораос, верстах в тридцати от аула».

Онлайн: Ethelred Irwin